Страны

Туристические
программы

Новые
предложения

On-line
бронирование

Контакты

 



НачалоСтраныФранцияШампань АрденныВдова Клико

В архивах фирмы “Клико” сохранилась запись, сделанная еще в 1780 году, в которой отмечено,

что корзина шампанского была отправлена купцу, проживающему в Москве на улице Тверской.

В ту далекую пору фирма только начинала разворачивать свое дело
(отец того самого Франсуа, который оставил свою жену вдовой). 

Компания, основанная господином Клико, торгует с Россией уже более двух столетий.

 

Шампанское Veuve Clicquot

 

Почтенную даму, которой посвящена эта статья, всюду (даже на винных этикетках) называют Veuve Clicquot - «вдова Клико». Хотя, понятное дело, на белый свет она появилась не вдовой. Но так сложилась судьба, что Франсуа Клико, ее муж — винодел и виноторговец, действительно оставил бренный мир рано. Было ему лишь тридцать лет. И случилось это в 1805 году, но не по причине наполеоновских войн, от которых содрогнулась в ту пору Европа, а из-за банальной горячки. Что поделаешь, «се ля ви»…     

Нужно заметить, что молодой Франсуа, пока был жив, обладал незаурядными способностями коммерсанта. За четыре года до смерти он возглавил семейное дело и быстро понял, какие грандиозные возможности таит в себе развитие производства шампанских вин, если ими торговать по большей части не во Франции, что была разорена революцией и расходами на войну, а за пределами родной страны. Он успевает побывать в Германии, Польше, России. Он ищет новые рынки сбыта, окружает себя верными, энергичными сотрудниками. Особое расположение у него вызывает господин Бон — человек целеустремленный, с аналитическим мышлением и никогда не падающий духом. В дальнейшем он очень помог госпоже Клико.     

Но главная заслуга в процветании ее дела принадлежала, конечно, самой вдове. Она оказалась подстать покойному супругу и сильные стороны своего характера талантливо раскрыла, как теперь говорят, в области бизнеса.    

 

Клико для россиян: история         

   
 
Существует мнение, что русские узнали о шампанском Клико лишь после 1815 года, когда полки, победившие Наполеона, вступили в Реймс, где и обнаружили подвалы досточтимой вдовы, полные прекрасного вина. В Шампани из поколенья в поколенье даже передают нечто вроде такой байки. Когда, мол, госпоже Клико сообщили, что в ее погребах хозяйничают пришлые офицеры, она невозмутимо проговорила:”Русские?.. Пусть пьют. А расплачиваться будет вся Россия”. В общем-то, слова прозорливой мадам сбылись…     

Но истины ради упомянем, что еще за несколько лет до того, как между французами и русскими развернулись военные действия, вдова Клико отправила в Россию господина Бона с тем, чтобы тот первым начал завоевывать далекий рынок для сбыта шампанского. Этот реймсский коммерсант начал одерживать одну победу за другой. Сохранилась обширная переписка мадам Клико с месье Боном, из которой видно, каким расторопным и даже пронырливым проявил себя этот господин, хотя человеком был тонким и эстетичным…    
 
Вот одно из его писем: “Я оповещен, что императрица беременна. Какая была для нас благодать, если бы она могла родить сына. Ведь в такой огромной стране было бы выпито море шампанского. Ни слова об этом не говорите у себя, не то все наши конкуренты налетят на Север”.     

В другом письме читаем: "Окажите ему (богатому русскому, выгодному клиенту, едущему во Францию) все почести, которые Реймс и его окрестности могут преподнести... Овладейте им полностью. Займите, да пусть и Ваши друзья займут все его время, все его обеды, чтоб конкуренция им не овладела”.     

Так что еще до войны с Наполеоном шампанское мадам Клико все чаще начинало появляться на столах у россиян. Господин Бон налаживает одни поставки вина за другими. Репутация высокого сорта “Клико” растет. Увеличивается число заказов на него. Тем временем над головой деятельного торговца сгущались тучи. А гром грянул в октябре 1806 года. Это был не гром небесный, но гром пушек: между Францией и Россией началась война. Правда, пока еще не на территории последней.      

Изобретательный Бон пытается доставлять вино в Россию по суше, через Любек. Такой путь оказался намного дороже (всяческие пошлины на границах) и сложнее: то и дело возникали таможенные барьеры — не доставало каких-то справок, сертификатов и т.п. Барьеры, сооруженные крючкотворами, можно было преодолеть лишь при помощи взяток. Приходилось “отстегивать” для чиновников дополнительные денежки, чтобы все улаживалось. Ко всему прочему господин Бон должен был теперь в России прибегать к невероятным уловкам, чтобы его там не схватили как французского шпиона. Эту огромную страну, в которой так полюбили шампанское, коммерсант покинул лишь в июле 1809 года. Он был, конечно, разочарован положением торговых дел, однако был уверен, что еще вернется сюда, как только изменится политическая ситуация.     

Война 1812 года и вовсе перерезала торговые пути. Нашего знакомца, господина Бона, не упрекнешь в излишней любви к французскому императору. В глазах коммерсанта Наполеон — уже не гордость и слава Франции, а “злодей, который за последние пять или шесть лет измучил и разорил весь мир”.
 

Наполеон и Клико           

 
Поход Наполеона на Москву закончился полным провалом. Не подоспевший на выручку столице Бонапарт в начале апреля 1814 года отрекается от престола. Перед королевским дворцом в Фонтенбло (60 километров оставалось пройти до Парижа) император простился с гвардией, поцеловал знамя и был вынужден отправиться в ссылку на остров Эльбу.     

А что делает в это время мадам Клико? Узнав о падении Наполеона, вдова торжествует. Она счастлива вновь оказаться “под покровительством нашего старого Королевского Дома, который восстановит мир и согласие”. Она и господин Бон планируют поскорее загрузить судно ящиками шампанского и отправить его в жаждущую Россию. Главное — быть первыми, пока “трусливые и робкие конкуренты не успеют очнуться”.     

Можно лишь позавидовать оборотливости предприимчивой вдовы и преданного ей компаньона. Энергия бьет из них, как доброе искристое вино из откупоренной бутылки. Они находят судовладельца в Руане, который берется доставить ящики в Кенигсберг (ведь мир еще не восстановлен полностью, Россия пока что не отменила запрет на ввоз французских товаров). А там, в Кенигсберге, господин Бон надеется уж каким-то образом переправить влагу через границу.     

И в погребах мадам Клико закипела работа. Десять тысяч бутылок в конце апреля были погружены и отправлены из Реймса в Руан (еще месяца не прошло после отречения Наполеона). Понятно, что эта небезопасная затея требовала смелости и решимости. Но, как теперь говорят: кто не рискует, тот не пьет шампанского. А вдова Клико не только пила его, но и производила. Что же касается риска, то какой торговец не рискует?       
 

Опять в Россию!          

  
Судно, которое они в обстановке секретности снаряжали в опасный рейс, шло под голландским флагом: англичане все еще с подозрительностью относились к французским кораблям.     

Путешествие господина Бона было не из легких. Заботливая вдова Клико, чтобы скрасить компаньону долгий путь, дала на дорогу ему сундучок, где лежали 18 бутылок красного вина, 5 бутылок коньяка и 6 томов “Дон Кихота”. Возможно, она считала, что убежденность хитроумного идальго в правоте своих принципов и фантазий будет примером для господина Бона.     

Как бы там ни было, но 3 июля судно с 75-ю ящиками превосходного вина пришвартовалось в кенигсбергском порту. Здесь, прямо на пристани, он получает известие, что Россия открыла границы для торговли. Стало быть, вино можно ввозить туда без осложнений. Однако мадам Клико узнала об этом еще раньше. Проявив присущую ей расторопность, вдова отправляет корабль с двадцатью тысячами бутылок в Санкт-Петербург.     

Осмотрев ящики, Бон убеждается, что все вино в сохранности. Коммерсант решает несколько ящиков продать местной знати, так как в это время в Кенигсберге отмечают день рождения прусского короля. Результат был ошеломительный: “Ах, дорогие друзья,— пишет господин Бон в Реймс,— какое зрелище! Как я жалею, что вы не видели, как две трети высшего общества Кенигсберга из любви к вашему нектару сидит у ваших ног... Это дивное вино действует убийственно, и тому, кто хочет ознакомиться с ним, советуют привязаться к стулу, ибо если после благоговения, оказанного бутылкой, не привязаться, то хочется полезть под стол... Вероятно, это вино полюбит император Александр”.     

В России товар мадам Клико, частично доставленный из Кенигсберга, принимают с превеликой радостью. Бутылки шампанского по 12 рублей раскупаются мгновенно. Узнав об этом, вдова восклицает: “Боже мой! Какая цена! Какая приятная весть!”

В Санкт-Петербург он прибыл 15 октября. Полное опасностей путешествие было вознаграждено невиданным коммерческим успехом. За два месяца пребывания в России господин Бон заработал весьма основательно: были заключены новые сделки, принято много заказов,   оставлен представитель фирмы. Словом, рынок огромной страны был завоеван.      

Слово “шампанское” у русских стало на слуху во дни праздников таким же распространенным, как слово “цветы”, “букет”, “розы”... Какими же выстрелами легче покорить страну — из пушек или из бутылок, наполненных игристым вином?    
 
 

 По материалам сайта: www.alcohole.ru


Групповой тур

Индивидуально

Лечение

6 стран Африки Легенды Армении Аюрведа
Путешествия Подписка на рассылку
Лечение Полезная информация
Сафари Карта сайта
Горные походы и лыжи О компании
Отзывы Для агентств
Визы JapanTravel.ru