НачалоО компанииОтзывы и фотоотчеты наших тури...Отзыв о путешествиях Ольги Калининой

Новая Зеландия

А впереди ждала страна настоящего восходящего солнца - Новая Зеландия. Попасть туда не так просто - сначала на нашем пути лежит Австралия. Около девяти часов лёта из Японии - и мы увидели в иллюминаторы бирюзово-зелёный океан, бесчисленное количество кораблей и лодок всех мастей. Первое впечатление от Бризбана - роскошь, роскошь во всём: пышная природа, дорогие отели, широкие променады, нескончаемые пляжи. Страна вечного лета. Здесь, кажется, местные жители так и живут на пляже.

Утром отправляемся на Большой барьерный риф. Погружаюсь под воду и понимаю: вот он, чудесный мир подводного царства! Диковинные рыбки губами касаются маски, это и немного пугает, и вызывает детскую радость.

А вот парочка акул мною заинтересовалась. Но настоящий страх возник, когда надо мной вдруг появилось что-то очень большое, похожее на дно корабля. Оказалось, манта. Огромная, около трёх метров в размахе крыльев. А сколько грации - просто королева! Правы японцы: только природа может создать истинную гармоничную красоту. Человеку такое не под силу.

Коралловый сад. У каждой рыбки своя норка, свой садик - маленькое чудо. Здесь я поняла: вода - моя стихия. И почему я не рыба? По три часа не выходила на сушу, а выйдя, вновь хотела вернуться в этот волшебный мир. Привезла на память маску и ласты, а в душе - разноцветные картинки подводного мира.

На земле, конечно же, больше хлопот, но и не менее интересно.

Нас ждёт Окленд, столица самой зелёной страны на планете. Отсюда до края земли всего 250 километров, и вот мы в Пхиа - городке, за которым кончается земля. Именно здесь люди видят первый луч восходящего солнца. Тишина и голубая дымка покрывают эту страну, словно пряча её от солнца. Растительный и животный мир уникальны - возможно, отчасти потому, что полностью отсутствует крупная промышленность. Настоящее приволье для яхтсменов.

Здесь нам посчастливилось поплавать в океане с дикими дельфинами - животными довольно крупными. В масках мы пели песни - это служило им необычайной приманкой. Дельфины приплыли и веселились с нами, пока мы им не надоели. Касаток нам не удалось увидеть - не сезон, но дельфины вполне утолили наше желание общаться с дикой природой - они, кажется ничем не уступают людям, правда, умеют лишь петь, а говорить, наверное, просто разучились. Да это им и не нужно - им и так здорово. Обилие зелёных островов, белоснежных пляжей, диковинных изумрудных растений вызывает нешуточное желание остаться здесь навсегда, и московская суета отсюда видится далёкой и чуждой.

В Окленде довелось лицезреть знаменитую яхту нашего соотечественника Романа Абрамовича в окружении не менее «скромных» лодочек арабских шейхов. Вот она, ярмарка тщеславия! Богатые люди сюда приезжают провести остаток жизни наедине с океаном, среди нескончаемых изумрудных лугов, где хозяйничают белоснежные овечки, похожие на облака - будто из наших детских снов. Тишина и покой везде, куда бы мы ни приехали.

Очередной пункт путешествия - Роторуа - местечко, ставшее известным после съёмок здесь «Властелина колец». Живой вулкан, бьющие из-под земли гейзеры и опять зелень, только теперь уже гор. В банях, подобных японским онсенам, используются горячие источники. Мы, конечно же, не могли отказать себе в удовольствии отдать свои уставшие от долгого путешествия тела в ласковые, умелые руки знаменитых полинезийских массажисток. Чай с новозеландскими лекарственными (думаю, успокаивающими) травками, созерцание набегающих волн сделали своё дело. И главное - руки, руки этих женщин.

В тени деревьев (здесь они играют роль крыш) мягкое лето живёт круглый год. Вот, кажется, и здесь я осталась бы надолго.

На следующий день идём посмотреть, что было в этих местах 200 лет назад, до приезда белых. К нашему удивлению, на аборигенах - яркие наколки по всему телу, просто Амстердам какой-то, только в шкурах. Не удивлюсь, если эта мода и к нам придёт. Маори - коренной народ Новой Зеландии, составлявший основную часть местного населения до прибытия сюда европейцев. Их песни и танцы - всего лишь шоу для туристов, но кажется, будто оказался в каменном веке, вот-вот мамонт покажется. Ярко, весело. Картошку и морковь пекут прямо в земле - одного метра глубины прогретой почвы уже достаточно, чтобы блюдо было готово: вулкан-то живой!

Утром мы лицезрели его из иллюминаторов вертолёта. Пилот, узнав, что мы русские, предлагает приземлиться, и мы, естественно, соглашаемся. Из вертолёта выходить запрещается, но это всё условно. Всего одна улыбка - и мы уже прыгаем среди дымящихся гейзеров, понимая, что в любой момент земля под нами может провалиться. Вот где адреналин! Набрала мешочек вулканической грязи (массажистка вечером была в восторге и использовала её по назначению, а я сама была как маорийка черна и, безусловно, красива). Вернувшись в вертолёт, поняли, что с обувью придётся попрощаться: подошвы расплавились. Только тогда стало жутковато. Вертолётчик был прав, предупреждая нас об опасности.

Пересматриваю дома фотографии: я в жерле вулкана. Довольна собой: молодец, что слетала.

Впереди нас ждала экскурсия в деревню, погребённую под пеплом того самого вулкана. При мысли о грозившей нам опасности холодок опять пробежал по спине, но нас успокаивает зелень гор, которую подчёркивают желтоватые, фиолетовые, красновато-коричневые цвета струй воды, выходящих из минеральных источников и гейзеров. Клубы пара, стелящиеся по земле, - это совершенно нереальное зрелище. Прекраснее натуры для съёмки фантастических фильмов не найти.

Не могу не вернуться ещё раз к овечкам, которые дают тончайшую шерсть и вкуснейшее мясо. Для туристов опять устраивают шоу: полторы минуты, и овечка подстрижена. Вот это ловкость рук! Обязательной частью программы является посещение магазинов, где продают изделия из шерсти - вязаные, тканые, нежнейшие, какие-то очень ласковые. Специалисты объясняют такое качество местной овечьей шерсти постоянными показателями температуры и влажности воздуха на протяжении всего года. Спасибо вам, овечки, вспоминаю вас в России в непогожие вечера, кутаясь в ваши дары.

Прощай, Новая Зеландия, прекрасная страна синего океана, зелёных островов, вулканов, диковинных животных! Мы возвращаемся в Австралию - там тоже есть чему подивиться.

 

Австралия

И вот мы в Сиднее, настоящем Лондоне в Океании. Свой Гайд-Парк, Кингс-Кросс для вечернего променада. Кажется, англичане взяли с собой всё самое необходимое и привезли сюда. Забираемся на Сиднейскую башню - что-то вроде Токийской или Останкинской. С высоты 300 метров открывается прекрасный вид на город. Здесь в крутящемся ресторане мы отведали мяса кенгуру. Вкусно, конечно, но почему-то стало жаль этих животных. Мы не ожидали, что их едят. Зато устриц поглощали без счёта, да и вообще с морепродуктами на всём протяжении путешествия нам везло.

Вечером отправились в Опера-Хауз - визитную карточку города. Здание современное, но уютное, с отличной акустикой . В тот вечер мы были приятно удивлены тем, что давали «Лебединое озеро» Чайковского.

Первый раз за всё время путешествия захотелось на Родину - вероятно, оттого, что музыка действительно волшебная, родная, да и главные партии исполняли наши соотечественники. В антрактах все прогуливаются по холлу этого великолепного здания. Одной стены нет, и можно наслаждаться прохладным бризом с океана и смотреть на волны, оставаясь всё-таки на музыкальном спектакле.

Экскурсия по городу заняла целый день: исторический центр Рокс, Чайна-таун, Сиднейская бухта. Остановились у выбитого в скале Кресла миссис Маккуори - лучшей смотровой площадки Сиднея, места, откуда открываются самые живописные виды на залив. А вечером нас ожидал круиз по Сиднейскому заливу Порт Джексон. Здесь мы дегустировали австралийские вина, очень приятные на вкус, не такие водянистые, как новозеладские, отведали уникальные портвейны.

И вновь за бортом корабля плещутся волны, проплывает вечерний Сидней - зрелище радостное, словно оказываешься в стране детства. Иллюминация, фейерверки, мороженое, музыка, карусели. Город-праздник. Не сравнить, например, с Лондоном, где после 23.00 в парках выключают даже подсветку, чтобы не мешать ночным животным и насекомым. Королева любит светлячков - какая прелесть!

Во время путешествия в «Голубые горы» мы попали в эвкалиптовый лес. Проходим древовидные папоротники и древние мхи - растения - ровесники динозавров. Немного жутко, но виды фантастические. Решаемся на поездку на фуникулёре и туристическом поезде, спускаемся в ущелье по самой крутой в мире железной дороге (угол наклона 52%!) и единственной в Австралии горизонтальной кабельной дороге. Когда-то здесь была шахта, добыча угля занимала большое место в промышленности страны.

От тех времён здесь остались лишь старая вагонетка да дорога, по которой поднимали уголь. А теперь на этом месте развлекаются туристы.

Очень понравился памятник аборигенам в виде трёх танцующих девушек, больше напоминающих амазонок. Поднимаемся в Эхо Поинт, откуда открывается вид на знаменитую скалу «Три сестры» - одну из достопримечательностей Голубых гор. Кстати, голубыми их называют из-за буйно произрастающей здесь голубой сосны и постоянно висящих голубых облаков, образующих дымку. Вид неповторимый.

Посещение Парка австралийских животных - не менее сильное впечатление. Очаровательные кенгуру и сонные коалы, милые малыши-пингвины, горделивые красавцы-казуары и толстые, неповоротливые вомбаты, неугомонное пёстрое птичье царство - одних попугаев десятки видов. Особенно бросались в глаза кенгуру. Они сопровождали нас повсюду. По численности с ними могут поспорить только кролики - самые опасные враги местных фермеров. А вот коалы - ночные животные, и днём их рассмотреть на огромных эвкалиптах довольно сложно.

На следующий день отправляемся в Королевский Национальный парк (второй старейший парк в мире). Тенистые аллеи, а вокруг - всё разнообразие растительного мира этого самого зелёного континента. Уходить не хочется. Воздух пропитан сосново-эвкалиптово-медовым ароматом. Мед здесь вкусный, но новозеландский, какой-то особенный. Нам объяснили: как и вино, из-за высокой влажности воздуха этот продукт не сравним ни с каким другим. Даже когда баночка становится пустой, её аромат ещё долго напоминает туристам о чудесном путешествии.

Далее наш путь лежит вдоль живописных южных берегов штата Новый Южный Уэльс, поражающих причудливым узором линий и строгостью базальтовых образований. Проезжаем по мосту длиною в 665 метров, проложенному над океаном. Затем по Принцесс-хайвей заезжаем в небольшой прибрежный городок Киама, известный необычным природным сооружением в океане. Сквозь огромные базальтовые плиты вода вырывается десятиметровыми струями - что-то вроде потешных фонтанов в Петергофе. Здесь же старинный маяк.

Маяки вообще моя слабость. Во всех странах стараюсь сфотографировать их на память. Они напоминают мне о доме: родной дом - это маяк, к которому рано или поздно возвращаешься. И ещё одна слабость: привожу из всех путешествий песок (небольшой пакетик набираю на берегу, подписываю название местности). В этот раз было 18 мешочков. И Япония, и Новая Зеландия, и, конечно же, Австралия. Вот такие сувениры. Кстати, самый белый и мелкий - с Пи-Пи Айленда - острова, расположенного всего в получасе езды от Пхукета.

Итак, мы продвигаемся к следующему пункту нашего путешествия - Марамарангу, известнейшему национальному парку, на территории которого можно разместиться в эко-отеле и оказаться в прямом соседстве с дикой природой. Ночью свет не включаем: он отпугивает коал. Жёлтооранжевые базальтовые плиты на берегу, которые веками шлифовали волны, плавно уходят в океан. Купаемся перед ужином в тёплой воде. Бухта достаточно закрыта от холодного течения, и акулы сюда не заглядывают даже ночью. Сказочный ужин-пикник для уставших путников. Стейки - национальная гордость австралийцев. И само собой разумеется - морепродукты. В душе всё поёт. Тишина. И вдруг новое чудо! Мы смотрим на небо и видим на нём месяц кверху рожками, а все созвездия расположены так непривычно, словно мы наблюдаем их, находясь на другой планете. Звёзды низкие, яркие, и такой роскошный Млечный путь! Глаз оторвать невозможно.

Начинаем понимать: мы на другой стороне земли. Вот это да!

Весь вечер молодёжь под гитару напевает шлягеры. Падая с ног от приятной усталости, засыпаем в симпатичных бунгало всего в десяти шагах от воды. Колыбельную поёт океан.

Утром просыпаемся от тихого шороха в холле. Выхожу из спальни - и детскому восторгу нет предела. Два взрослых кенгуру с подростком едят шоколад «Рот Фронт», забытый кем-то вечером на столе. Дверь-то мы оставили нараспашку, чтобы даже во сне наслаждаться шумом волн. Кто бы мог подумать, что к нам на завтрак придут гости? Впрочем, гости как раз мы. А кенгуру по-хозяйски ведут себя повсюду: в ресторане, у бассейна, на пляже. Вдоль берега эвкалиптовый лес с гигантами-папоротниками. Кстати, я нашла цветущий экземпляр и, конечно, сфотографировалась на его фоне. Кругом попугаи всех цветов радуги и размеров - тоже, кстати, хозяева окрестности.

Каждый день, одевшись, как первопроходцы, мы бродили по реликтовому лесу, резвились, как дети, носились на велосипедах вдоль океана. Нашлось время и для рыбалки - ещё одной моей слабости, а уж тем более океанической. Берёшь кусочек кальмара, забрасываешь - и только успевай доставать: крючков-то целых пять. Каждая рыба - радость. А вечером пикник исключительно рыбный. Да ещё и уха.

Вспомнилась уха из карасей, окуней, судачков, пойманных на Проне когда-то в далёком счастливом детстве. Дым костра, кваканье лягушек, голубой туман над рекой, тихий, неторопливый разговор деревенских родственников об их нехитрой жизни - неужели это когда-то со мной было?

К сожалению, городская суета захватывает человека, несёт по течению. Мы крайне редко общаемся с природой, а значит, почти не остаёмся наедине с самими собой, что, в общем-то, человеку необходимо. Вот японцы это понимают, и это многое объясняет в их образе жизни.

Прощай, Марамаранг! Дорога лежит в Национальный парк Мортон с Долиной Кенгуру. Вообще количество парков в Австралии приятно удивляет, и все они содержатся в идеальном состоянии. Задаю вопрос экскурсоводу: почему совсем нет футбольных полей? В ответ слышу: королева распорядилась строить поля только для гольфа и поло, тем более что климат этому благоволит - просто рай для игроков в гольф. А футбол, оказывается, - это игра для бедных (!) Разведение лошадей тоже местная гордость, холёные в попонках, спасающих от солнца они повсюду на шёлковых лугах.

Подъезжаем к водопаду Фицрой-Фаллс. Фото на память, радуга, брызги, улыбки… Созерцая это чудо в горах, задумывашься о быстротечности жизни и о её бесконечности. Ещё раз понимаешь: самое прекрасное - то, что создала матушка-природа, чем безвозмездно разрешила нам пользоваться. А человек так и не научился ценить это благо, он портит, а иногда уничтожает этот бесценный дар. Долго ли ещё земля будет терпеть эксперименты над собой Живая, мощная, возьмёт однажды да и стряхнёт нас с себя, как жука с плеча… Хорошо бы, чтобы мы это поняли все, независимо от цвета кожи и языка, на котором говорим. А пока мы недостойны даже называться детьми земли. Мы - потребители, пользователи. А жаль.

Возвращаемся в Сидней. Прощальный вечер с ужином в одном из самых известных ресторанов «Джеймс Кук» в Сиднейской бухте. Вспомнили ещё раз, как, уподобившись Куку, мы отправились открывать Австралию. И вот наше открытие - дикая собака динго. Она одна из немногих, не имеющих сумки, ведь большинство животных здесь - сумчатые. Значит, до Кука в Австралии побывали китайцы. Они-то и завезли сюда динго - собак брали с собой в плавание в качестве провианта.

Десять часов полёта - и мы вновь в милой, миниатюрной, деловой Японии. Продвигаемся от Токио на север в древнейший город Никко. Сакура в самом цвету. Три недели назад мы любовались ею на юге. Национальный парк Никко находится в горах с прозрачными озёрами, водопадами и лесами. Сейчас это всё принадлежит сакуре.

Никко извествен как место погребения феодальных правителей Японии, сёгунов Токугава с XVII по XIX века. Поднимаемся к шедевру японской архитектуры эпохи Эдо, храму Тосёгу, с усыпальницей сёгуна Токугава Иэясу, к храму Риннодзи. Всё это национальные сокровища, и отношение к ним соответственное. Настоящая непрекращающаяся людская река движется неторопливо по парку, преодолевая по пути 600 ступеней. Эти затраты окупаются великолепным зрелищем.

Здесь в очередной раз попадаем на кладбище нерождённых детей - сооружение, обычное для японцев и немного жуткое для нас. Фигурки детей высотой около 30 сантиметров стройными рядами тянутся к горизонту, на каждой - красная вязаная шапочка, табличка с именем и датой зачатия. Женщины приходят и зажигают фонарик, кладут цветы и игрушки.

Синтоистские и буддийские храмы Никко включены ЮНЕСКО в список культурных памятников мирового значения. Здесь же поражают воображение гигантские японские криптомерии. Дремучей аллеей они ведут к храму Тосёгу. Многим из них более 300 лет. От подножия горы, где расположен храмовый комплекс Тосёгу, поднимается вверх серпантин Ирока-здака, по которому можно добраться к самому красивому в Японии водопаду Кэгон и горному озеру Тюдзэндзико. Нам посчастливилось увидеть их в пору цветения сакуры. И вновь удивляет гармония природы и бережное отношение к ней японцев. Вот эта их способность жить одновременно в союзе и с природой и прогрессом отличает их от жителей остальных стран.

Что-то подобное я испытала только в Норвегии с её фьордами, с затерянными деревушками на берегу океана. Эти патриархальные деревушки на фоне суровых волн, скалистых гор, первозданной зелени лесов воспринимаются очень естественно. Никому не приходит в голову вмешаться и изуродовать эту великую простоту.

Возвращаемся домой, самолёт преодолел океан, пролетел над Курилами, Камчаткой. Сверху земля кажется хрупкой, хрустальной, какой-то беззащитной, хочется прикрыть её ладонями от злых рук. Вспоминаются прозрачные струи водопадов, бархатные бирюзовые луга, овечки, золотые крыши пагод, коралловые рифы…

Какое чудо - наша планета! Что же нужно сделать, чтобы остановить человеческую алчность, задуматься о душе, о жизни после нас, о наших детях, которым предстоит жить на этой планете? Не знаю. Но очень хочется, чтобы каждый почувствовал, понял: наша Земля с её неповторимыми дарами очень нуждается в человеческой защите.

Апрель 2008 г.

 

Перу
 

По дороге инков к дельте Ориноко

На этот раз отправляемся покорять Латинскую Америку. Путь неблизкий. В компании старых, проверенных путешественников перелёт не кажется утомительным. Давно не виделись, поэтому в разговорах проводим все 22 часа - столько времени отделяет Москву от Лимы, столицы Перу. Этот город был основан испанским конкистадором Франциско Писарро в январе 1535 года - тогда он являлся форпостом при завоевании Перу. Поначалу это место с вредным, влажным климатом и частыми туманами показалось испанцу чрезвычайно неприветливым. Он и не предполагал, что Лима станет политической и военной столицей крупнейшего государства в колониальной Южной Америке.

В старинной архитектуре центральной части города преобладают колониальный стиль и неоклассицизм. О временах расцвета колониальной эпохи напоминают Президентский дворец, Ратуша, Кафедральный собор, монастырь Сан-Франциско. Достопримечательностями города также являются богемный квартал Барранко, элитные жилые районы Мирафлорес и Сан-Франциско в южной части. Здесь прекрасные набережные с ресторанами и видом на Тихий океан. Утопающие в зелени уютные домики, шикарные салоны, бутики и супермаркеты. В общем, цивилизация! Здесь же мы посетили знаменитые Музей археологии и антропологии и Музей золота, где собрано огромное количество всевозможных золотых и серебряных украшений, изделий из драгоценных камней, керамики, текстиля. Удивительно то, что всё это богатство собрано частными коллекционерами и находится в их собственности.

Но настоящие сокровища ждали нас впереди...

На следующий день на рассвете мы выбираемся из городской суеты к далёким островам Балестас. Сначала едем на машине, затем пересаживаемся на катер с названием «Балестас», что в переводе означает «арбалет». Оказывается, очертания островов напоминают это оружие. Вода в океане прохладная и с постоянной температурой. Это позволяет прекрасно чувствовать себя здесь местным обитателям: пингвинам, морским котикам, пеликанам и другим представителям животного мира Тихого океана. Их здесь несметное количество. Высадка туристов на остров строго запрещена, а любоваться и фотографировать разрешается с катера. Учёные всего мира ведут постоянные наблюдения за животными.

Иссиня-зелёные с белыми гребешками волны опоясывают бордово-оранжевые скалы, образующие многочисленные пещеры и гроты. Морские котики и морские львы чувствуют себя в них полноправными хозяевами.

Они нежатся на солнышке и играют в догонялки в воде, а между своими важными занятиями охотно нам позируют. Гид объясняет, что белый налёт на скалах - это гуано, то есть птичий помёт. Раз в год его собирают и продают для изготовления высококачественных удобрений, что приносит немалый доход.

Долго не можем оторваться от пингвинов. Что-то в них есть от людей: одни медлительные, а другие шустрее, кто-то болтливый, а кому-то по душе уединение. На суше всех объединяет какая-то трогательная неповоротливость, но в воде они пластичны и гибки. Настоящий птичий рай, одна из самых больших колоний птиц - мечта каждого орнитолога. Одних чаек более двадцати видов, бакланы, пеликаны - все необыкновенных окрасов. А какие клювы и клювики! В зоопарке такого не увидишь. Одно огорчает - многие виды находятся на грани исчезновения. Машем птичкам на прощанье и отправляемся дальше. Нас ждёт город Икка в пустыне Наска.

Многие слышали о линиях и рисунках в пустыне Наска. Обнаружить их удалось лишь в 1939 году благодаря появлению авиации, поскольку увидеть одну из загадок планеты можно только из иллюминатора самолёта, идущего на небольшой высоте. Итак, отправляемся на посадку - пилот и трое пассажиров. Самолётики эти видавшие виды, и садиться в них немного страшновато, но любопытство берёт верх. Быть здесь и не подняться в воздух? От винта! Самолёт набирает высоту, и мы можем созерцать одну из загадок инков. Справа по борту появляется знаменитый «Канделябр Паракаса» - некоторые учёные считают его «паспортом Земли». В этом рисунке заключена вся информация о нашей планете. Левая часть обозначает фауну, правая - флору. Напоминает кактус или трезубец. Вблизи вершины горы есть отметка, напоминающая по форме гвоздь. Это шкала из шести делений, показывающая уровень развития цивилизации. Если «Канделябр» провернуть на 180о, то получится распятие. Это своеобразный символ - предупреждение. Интересно, что борозды глубиной 60 сантиметров никогда не засыпает песком.

Гид знакомит нас с некоторыми версиями происхождения рисунков. Одна из них - это остатки системы подземных водных каналов. Песчаная равнина Наска тянется на 60 километров, дождь здесь редкий гость, но город Наска с населением в 10 тысяч человек не испытывает недостатка воды. Её берут из колодцев, расположенных точно под линиями загадочных рисунков. Находятся они только в местах, где их с земли никто не может рассмотреть. Неужели древние обитатели Кордильер - инки - умели летать? До сих пор жива легенда о золотом корабле, прибывшем с далёких звёзд, которым командовала женщина по имени Орьяна. Ей суждено было стать праматерью земной расы. Она родила 70 земных детей, а затем вернулась к звёздам.

Линии рисунков не пересекаются и не прерываются. Слева видим «птицу», достигающую в размахе крыльев 250 метров (вот это птичка!) справа - «обезьяна» (700 метров), дальше - «космонавт» в шлеме. Все рисунки отчётливо просматриваются. Вот только что-то начинает происходить с вестибулярным аппаратом! Да, давненько мы не посещали карусели! Совет тем, кто соберётся сюда, быть заранее готовым к такому испытанию.

Линии рисунков представляют собой канавы, достигающие коренной породы - красного порфира. Его красоту мы оценили на Балестасе. Рисунки образуют калейдоскоп трапеций, треугольников и спиралей. Кроме этого, здесь изображены свыше ста известных растений и животных. Технология изготовления рисунков удивительно проста. Нужно лишь сдвинуть камни и дёрн под ними, обнажив мягкую землю, и уложить камни в ряд - такова ещё одна версия. Конечно, на это уходили многие годы. Но зато, созданные с большой тщательностью, изображения могли сохраняться тысячелетиями.

Нам удалось заснять на камеру около тридцати рисунков, и все они удивительно узнаваемы. Теряясь в догадках о происхождении этого чуда света, обессилев, приземляемся. С трудом пытаемся идти по земле - штормит. А впереди ещё неблизкий переезд в 600 километров на автобусе в Арекипу.

Город располагается по дороге между серебряными шахтами Боливии и побережьем. Сегодня Арекипа - город, второй по значению в Перу, застроена домами из белого вулканического камня по особенной технологии. Камни трапециевидной формы выложены вплотную друг к другу, широкой частью книзу. Дома не боятся землетрясений, которые здесь нередки. Скорее, не город даже, а оазис в окружении гор, покрытых снегом. Скверы с фонтанами, обилие цветущих кустарников и деревьев. Напомню, в октябре здесь весна.

Необычные католические храмы несут на себе следы местной культуры. Центральная площадь города, одна из самых красивых в Перу, называется традиционно Пласа-де-Армас. Соборные часы - неофициальный городской хронометр.

Высота над уровнем моря 2 500 метров. Чувствуем признаки горной болезни, кружится голова. Пьём местное снадобье – чай с кокой - той самой, которую добавляют в кока-колу. Становится немного легче, но багаж всё-таки сами нести не в силах. И только благодаря любопытству, продвигаемся дальше.

Начинаем переезд на автобусе на каньон Колка - четыре часа дорожного серпантина. Каньон считается самым глубоким в мире, он на 100 метров глубже Гранд-Каньона в США. Расстояние от поверхности реки Колка, протекающей по дну каньона, до гор наверху достигает 3 400 метров, а сама река находится на высоте 4 000 метров над уровнем моря. До начала 80-х годов прошлого века о Колкинском каньоне ничего не было известно, поскольку сюда невозможно было добраться даже на вертолёте, а автомобильных дорог не было и в помине. Каньон образовался в разломе между двух вулканов - Карапуно (6 425 метров) и Ампато (6 318 метров). Длина каньона почти 100 километров.

Дорога петляет между гор, изредка встречаются поселения. Местные жители выращивают на террасовидных полях картофель (около 800 сортов!), кукурузу, бобовые.

Многое из того, что вырастили, хранят в засушенном виде, как это делали их предки тысячи лет назад. На всём протяжении пути огромное количество дикопасущихся лам, альпак и викуний. Местные жители два раза в год стригут с них ценную шерсть и вновь отпускают на волю. Сельские рукодельницы вяжут нежнейшие пончо, свитера, пашмины. Мы оценили их тепло на вечерних прогулках в горах. В городах производство изделий из шерсти поставлено на промышленную основу, однако перуанские изделия немногочисленны, и в Европе их приобрести трудно.

Любуемся вулканами Mismi (5 957 метров), Misti (5 825 метров), Chachani (6 075 метров). Встречаются на пути несколько ледников: Ampato (6 288 метров), Sabancaya (5 976 метров) и Hualca Hualca (6 288 метров).

Выходим на плато, уставленное пирамидками из камней. Это один из обычаев местных жителей - забраться выше 4 000 метров и оставить камень. Идут пешком, порой до шести месяцев. Люди здесь живут крепкие, трудолюбивые, и обычаи им под стать. Мы, поднимаясь на автобусе, были чуть живые.

Для туристов здесь построены уютные лоджи с мягкими, тёплыми одеялами и королевского размера кроватями. Вот только уснуть никто не мог по причине всё той же кислородной недостаточности. Туристы из Европы привозят с собой кислородные баллоны, а мы понадеялись на русский «авось». Не помогли и водные процедуры, хотя сами по себе они требуют отдельного описания. Естественные бассейны с горячей минеральной водой выдолблены в скалах и озаряются светом Млечного пути - такого близкого, каким мы его не видели даже в Австралии и Новой Зеландии.

Всё необычно, тихо, таинственно, красиво, даже слишком - слегка страшновато. Тихо так, что слышалось учащённое биение сердца рядом лежащих в воде людей.

На рассвете, попив чаю с кокой, начали спуск. Дышать становилось легче, потянуло в сон. Но жаль было пропустить вид восходящего солнца, окрасившего перламутром проплывающие за окном вершины. Вряд ли где-нибудь такое увидим. Всё на камеру, каждые пять минут - новые краски, блики, игра света и тени.

Подъезжаем к смотровой площадке Крус Дель Кондор, откуда открывается незабываемый вид на каньон. Около ста наблюдателей приехали раньше нас. Все туристы, как мы. Все хотят полюбоваться полётом могущественного кондора. Эти птицы способны летать на высоте до 5 500 метров, поднимаясь с восходящими тёплыми потоками воздуха. Размах крыльев взрослой особи достигает трёх метров. Летать кондоры могут только в солнечные, ясные дни, и нам повезло: погода как на заказ. Сегодня кондоры находятся на грани исчезновения, несмотря на то, что местное население относится к ним, как к божествам и даже приносит им жертвы.

Забираемся на самый верх, чтобы сделать фото на память. Постоянно смотрим по сторонам в ожидании кондоров. Через 40 минут наконец издалека показывается чета величавых птиц. Сначала мы видим просто небольшие силуэты, которые растут по мере приближения к нам. Они планируют над нами не спеша - настоящие горные властелины (не представляю их в зоопарке - это как кита поместить в аквариум). Долго смотрим им вслед. Теперь они прилетят только завтра, а может, и вообще не появятся.

Покупаем у местных жителей сувениры - всё с изображением кондоров.

Следующая остановка - Пуно.

Город расположен на берегу озера Титикака. Он основан в 1668 году графом Лемосом и когда-то считался одним из богатейших городов континента благодаря близости к серебряным шахтам Лайкакота. Останавливаемся в полюбившемся нам отеле системы Casa Andina. Номера просторные, уютные, с большими кроватями для настоящих путешественников. Дышать гораздо легче, но всё ещё не ощущаем полного комфорта. Два слова скажу и о питании. Рацион везде очень разнообразный, готовят по-домашнему - без изысков, но вкусно, сытно. В Перу повсеместно предлагают рыбные, мясные блюда и, конечно, картошку - здесь она, как и в России, царица стола. Запомнилась мелкая молодая «в мундирах», посыпанная солью, возвращающая к далёкому детству. Полюбили мы и диковинные гренадины, богатые витамином С, напоминающие по вкусу лимон с клубникой, и, конечно, папайя, манго, авокадо, многие фрукты моего любимого оранжевого цвета. Уже в Москве попыталась передать перуанское настроение в одноимённом натюрморте. Жаль, что вина не отведали - опять-таки в связи с вышеописанной горной болезнью, которая и без вина заставляла чувствовать себя пьяными.

Итак, вкусно позавтракав, переходим на катер. Предстоит прогулка по озеру. Но какому! Не озеро, а настоящее море. Местами берега не видно, и волны под стать морским. Некоторых укачало. Озеро Титикака - самое высокогорное и судоходное в мире. Оно разделяет Перу и Боливию: одна половина - перуанская, другая - боливийская. Площадь водной поверхности составляет 8 000 квадратных километров, температура воды в середине - 10-12 С, но у берегов озеро нередко замерзает ночью. В озеро впадает более 25 рек, и все они стекают с ледников, а вытекает только одна - Десагуадеро. По преданию, именно здесь возникла цивилизация инков - одна из самых значительных в мире индейских культур.

Именно здесь Тур Хейердал построил свой знаменитый тростниковый плот «Кон-Тики». Нехватки в строительном материале - тростнике (на самом деле, как объясняет нам гид, это хвощ) у местных жителей нет. Мы приближаемся к целому архипелагу хвощевых островов Урос. Для того, чтобы острова уверенно держались на поверхности воды и выдерживали вес нескольких человек и даже лёгкие постройки из него же, их толщина должна быть не менее двух метров. Островитяне вынуждены постоянно настилать сверху новые пласты. Прежде чем пускать хвощ в дело, его нужно соответствующим образом подготовить: просушить, разгладить, связать в снопы. Для этого растение сначала срезают почти под корень, замачивают, чтобы придать им упругость, и только после этого связывают тугими нейлоновыми нитями. Постоянно находясь в воде, хвощ, разумеется, разбухает и гниёт. Поэтому людям приходится надстраивать свои «малые отечества» и латать дыры в них не реже, чем раз в неделю.

Хвощ сопровождает андского индейца от рождения до смерти. Из него делают лодки для ловли рыбы. В таких же, только большего размера, инки плавали даже в Тихом океане. Носы лодок, как правило, украшаются фигурами мифических животных, вроде драконов, также из сплетённых стеблей. На изготовление одной такой фигурки уходит около трёх месяцев. Из хвоща делают хозяйственные приспособления, его же едят. Белые корни тоторы на вкус пресноваты, но вполне съедобны.

И поскольку тростник остаётся единственным и потому незаменимым материалом, из него строят всё: сам остров, домики, похожие на шалаши, лодки, вышки, лестницы. Стройматериал всегда под рукой и в достатке, поэтому работать можно не покладая рук.

Высаживаемся на одном из островов. По воле случая хозяйку острова зовут Ольгой, и мне это очень приятно.

Здесь настоящий матриархат: Ольга и хозяйка, и мать, и губернатор острова. Несколько шалашей, и у каждого своё назначение. Один - спальня, другой - столовая и кухня, третий - скотный двор (морские свинки - любимое лакомство жителей Перу. Для туристов - странная и отчасти неприятная экзотика, но на самом деле вкус у этих животных достаточно приемлем, слегка напоминает мясо кролика). Настоящее украшение - розовые фламинго.

На одном из шалашей укреплена солнечная батарея, внутри телевизор - подарок приезжавших японцев. Электричества на острове нет. Готовят на огне, дровами служит всё тот же хвощ. Население острова в основном составляют женщины. Да ещё пятеро детей и несколько мужчин, чьё главное занятие - рыбалка. Все островитяне склонны к полноте, ведь их основная пища - кукуруза, картофель, фасоль. Как и в горных районах, овощи и рыбу сушат.

Нам любезно предлагают покататься на хвощевой лодке - полной копии Хейердаловской. Очень необычные впечатления, и никак не верится, что нет ни одной части из дерева или металла, всё из хвоща. Лодка нравится уже тем, что даёт возможность любоваться любимым сочетанием цветов - сине-голубого с песочно-соломенным. Какая гармония!

Расставаясь с хозяевами, покупаем сувениры. Прощайте, люди, счастливо пребывающие в жизни, остановленной 200 лет назад, не знающие ни школ, ни фабрик, ни пароходов!

Отправляемся обедать на остров Такиле. Обед ждёт наверху, пройти нужно три тысячи ступеней. Остров удивительный, небольшие домики из туфа с соломенными крышами. Все женщины ткут холсты, а мужчины вяжут яркие, узорчатые шапочки а ля Буратино с огромными цветными помпонами. Тут же их и продают. Качество вязки мужское, плотное и добротное, а перуанскую шерсть полюбить мы уже успели. Продавцы тоже все в шапочках. Все очень жизнерадостные.

С тропинки открываются великолепные виды на озеро: скалистые берега, свинцовая вода, барашки, как на море. По дороге встречаем похоронную процессию из одних мужчин - похоже, на каменных островах патриархат.

Уставшие, заходим в ресторан - открытую площадку на самом высоком месте острова. Уличные музыканты поют полюбившуюся «Эль кондор» - песню о кондорах. Немного ветрено, надеваем сувениры-шапочки. Тепло и весело. (Да, сувенир оказался весьма полезным приобретением. Теперь в этих шапочках катаемся на лыжах в Альпах и Подмосковье). Вкусно отобедав, как везде в Перу, спускаемся на катер и возвращаемся в отель на берегу озера. А на следующий день отправляемся из Пуно в Куско. Гиды обещают интересную программу.

Город Куско расположен в Священной Долине реки Урубамба. Он был когда-то столицей империи инков и считается центром Вселенной - ни больше ни меньше. Название переводится с языка индейцев кечуа как «пуп земли». Он, действительно, был таковым в период наивысшего расцвета империи инков, которая пять столетий назад управляла большей частью южноамериканского континента. При этом связь поддерживалась при помощи часкис-бегунов на длинные дистанции, которые передавали новости и послания из четырёх частей империи в столицу.

Во времена испанских конкистадоров Куско превратился в колониальный городок, построенный на останках древней столицы. Испанцы пытались полностью уничтожить следы «языческой» культуры, но это оказалось для них непосильной задачей. В результате им пришлось возводить свои здания на фундаментах инков, зачастую используя для строительства огромные камни, высеченные индейцами из скал. Так, собор в Куско частично сложен из блоков, доставленных сюда из индейской крепости Саксайуаман, расположенной в окрестностях города. На инкских основаниях стоят не только католические храмы, но даже армейские бараки и здания полиции. Сейчас Куско - это современный город с населением 140 тысяч человек. На центральной площади сосредоточена вся жизнь города. Здесь говорят на всех языках мира, кроме... русского. Наши соотечественники здесь редкость. Но нам посчастливилось услышать родную речь, по которой, правду сказать, уже соскучились. Оказалось, ребята из Киева. Обрадовались встрече братья-славяне, обменялись впечатлениями, душевно попрощались.

В городах большое число полицейских, но и воришек хватает - стать их жертвой проще простого. А потерять бдительность легко, чуть только заглядишься на поразительные здания.

В период расцвета Куско мог похвастаться сложной системой водоснабжения, мощёными улицами и отсутствием бедноты. Тогда население составляло примерно 15 тысяч человек.

Собор в стиле испанского ренессанса стоит на древнем каменном основании индейского храма Инка Виракочи. На его строительство ушло целое столетие. А звук самого большого в Южной Америке 300-летнего колокола Мария Ангола, отлитого из серебра, золота и бронзы, весом в тонну, слышен за 40 километров.

Заходим внутрь, идёт служба. «Снятие Иисуса с креста». Прихожане, внешне похожие на простых крестьян, одеты по-городскому. Это смотрится наивно, но почти у всех слёзы на глазах - очень искренняя нация. Пожалуй, искренность - второе после трудолюбия качество у перуанцев. Вспомнился рассказ гида, что главным богатством здесь всегда считалась земля, именно её привозили в горы, рассыпали на вырубленных в скалах террасах и выращивали на ней кукурузу, фасоль и другие растения. Золота здесь всегда было в достатке, а вот с землёй - проблема. Невесте, кстати, в приданое тоже земля полагается - вот такое чёрное золото! Перуанцы бы нам позавидовали. Они, продав дом, землю увозят с собой.

Служба продолжается. С восхищением наблюдаю за лицами: и мужчины, и женщины, и дети в шляпах, напоминающих котелок Чарли Чаплина. Женщины в праздники надевают не менее пяти юбок, верхняя из плотной домотканой шерсти. Если учесть, что средний рост перуанцев полтора метра плюс «крахмальная диета», они, мягко говоря, выглядят упитанными. Но всё это - пышные юбки, шляпки-котелки - очень мило!

На стене икона «Тайная вечеря» на индейский лад. На блюде перед Иисусом лежит зажаренная морская свинка - местное лакомство, как было уже замечено. Говорят, что такова хитрость испанцев, нарушивших законы иконописи, для того чтобы местные жители поверили испанцам и пошли в их храмы. Осторожно выходим. На улице дома порозовели от закатного солнца. Идём по узким улочкам, везде встречаются шаман-шопы - магазинчики местных магов и чародеев, их здесь достаточно. Каждый желающий может приобрести и приворотное зелье, и обереги от сглаза, и многое, совсем непонятное, что-то от злых духов, что-то для общения с отошедшими в мир иной и всякое прочее. За умеренную плату вам предложат открыть неизведанные тайны души и тела. Страшновато. Идём мимо. Вот современные магазинчики с полюбившейся перуанской шерстью - это ближе, и если уж приобретать что-то волшебное, то пусть это будет чудо-душегреечка. Возвращаемся в отель.

На рассвете отправляемся в Священную долину инков. Путь неблизкий, дорога петляет среди горных пастбищ. Кому-то они напоминают горы в Таджикистане. За окном мелькают грациозные ламы и альпаки, пастбища зелёные, с голубой дымкой утреннего тумана. Останавливаемся возле устроенной для туристов, образцово-показательной деревенской фермы. Женщины прядут пряжу, стригут альпак, в отдельном загончике перебирает копытцами молодняк. В магазине уникальные вещи из шерсти, цены кусаются, но качество того стоит. Очередная тёплая вещица отправляется в рюкзак.

Национальная одежда здесь очень оригинальна. Горный климат заставляет людей носить лёгкую шерстяную одежду. Многослойность приветствуется. Отсюда как минимум две юбки, три кофты, сверху непременное пончо и, конечно, шляпка-котелок. В каждой деревушке своя цветовая гамма, но повсеместно расцветки яркие, пёстрые. Мне по душе пришлись наряды крестьян долины Колка, там в основе мой любимый красно-оранжевый цвет.

Местные жители любят наряжать и домашних животных: ламам в гриву вплетаются разноцветные кисточки и бубенчики, вяжут попонки, чехольчики на ушки. Очень весело и нарядно. В горных поселениях вряд ли начнут носить европейскую одежду, ей тяжело конкурировать по дизайну и комфортности с национальной. Трудно создать что-то более гармоничное, нежели то, что уже создано природой и многовековым опытом местных жителей.

Беру 15-минутный урок вязания крючком у 83-летней рукодельницы. Вспоминаю бабушкины уроки и каким-то сверхъестественным чутьём понимаю: есть что-то общее, какой-то единый дух у всех народов земли.

Делаю фото на память и низко кланяюсь этой пожилой женщине. Примеряю юбки, очень пышные, наподобие понёвы на рязанщине. Только шерсть гораздо мягче и легче, ну и, конечно, расцветки ярче.

Прощаемся, едем дальше.

Впереди видны розоватые строения. Машина останавливается, идём дальше пешком по ступеням то вверх, то вниз, и так около часа. Комплекс построен из розового гранита. Здесь храмы, купальни и мощные фортификационные сооружения. Всё это археологическая зона Ольянтотомба. Перу вообще раздолье для археологов. Нас ждёт следующая остановка - древние руины Писак в Священной долине инков Урубамба. Подходим к храму Луны. Несколько плит - оснований храма на земле образуют крест. Женщины подходят по очереди. Луна - покровительница женщин.

Дальше - храм Солнца. Здесь сохранились стены. Внизу в небольшой долине в горах блестит синее озеро. Это новый в палитре увиденного цвет, и под солнечными лучами он образует небесно-золотое сочетание. Сложно описать это великолепие.

Подходим к очередной загадке - аномальной зоне. Гид достаёт компас, и тот вдруг начинает творить чудеса. Стрелка крутится, не зная, где остановиться. Немного жутко.

Строения простых, правильных форм поражают своим величием. Возвращаемся в отель, там нам предлагают посетить обсерваторию, и мы с радостью соглашаемся. Ужин на закате, закат в горах - это особенное зрелище. Территория отеля утопает в зелени. Обилие бугенвиллей, от белых до тёмнолиловых с порхающими, словно бабочки, колибри. Тонкими клювами эти труженицы собирают нектар с пахучих цветов, всё в полёте, ни на минуту не переставая махать крылышками. На каменных стенах ящерицы от ярко-жёлтых до лиловых. Всё необычно. Дождавшись темноты, поднимаемся в обсерваторию. Женщина-астроном, приехавшая сюда на три года из Англии для изучения Южного полушария, задержалась на одиннадцать лет. Настоящий энтузиаст своего дела. Достаёт лазерную указку - очень интересное устройство, похожее на карандаш с лучом, указывает на звёзды. Слушаем подробный рассказ о созвездиях зодиака, некоторые увидели свою звезду в первый раз. Я своего Скорпиона с альфа-звездой Антарес наблюдала уже в Австралии. Приятно было увидеться ещё раз. К сожалению, в Северном полушарии Скорпион почти не виден, он далеко на горизонте, и то зимой всего два месяца. Вот и туманность Андромеды и, конечно, роскошный Млечный Путь! Сколько же здесь звёзд! Задаём вопросы о чёрных дырах, туманностях, тут же получаем грамотные, квалифицированные ответы. Получаем инструкции пользования телескопом, и звёзды становятся ещё ближе, несмотря на то, что миллионы световых лет разделяют нас. Настраиваем телескоп на Луну, кратеры вулканов, русла рек. Что всё это, и кто мы?

Лекция длилась около двух часов, всё было интересно, цифры умопомрачительные. Был и вопрос, одни ли мы во Вселенной. В Перу он особенно актуален после увиденных чудес. Все пришли к единому мнению - не одни. Чем дальше, тем светил становится больше. И белые, и жёлтые, и красные. В городской суете порой некогда остановиться, поднять голову, задуматься о главном… Жаль.

Возвращаемся в отель. Там нас ждёт ещё один сюрприз - шаман, который предлагает очистить ауру с помощью горных цветов. Соглашаемся. Все садятся на колени, закрывают глаза. Шаман зажигает свечи и благовония, читает заклинания. Немного напоминает сеанс ароматерапии. После созерцания звёздного неба сеанс кажется вдвойне приятным. И песенка какая-то успокаивающая, дурманящая. Заполночь укладываемся спать.

А на другой день отправляемся к следующей загадке. Дорога медленно опускается на тысячу метров, мы уже на высоте 2 600 метров, дышать становится легче, нас ждёт Мачу-Пикчу. В переводе с кечуа означает «старая гора». Если смотреть сверху, видно, что Мачу-Пикчу находится на почти ровном горном плато, окружённом вершинами соседних гор.

Долгое время о существовании «затерянного города инков» ходили лишь легенды. О том, что город и вправду существует, стало известно лишь в начале ХХ века. В 1911 году американский археолог Хайрам Бингем, посвятивший несколько лет поискам, наткнулся на кишащий змеями, укрытый густыми зарослями древний город на вершине горы. Бингем поднялся туда в сопровождении носильщика перуанца - проводника и переводчика. Легенда гласит, что здесь, на вершине горы, жили две индейские семьи, охранявшие «потерянный город». В одной из семей был ребёнок. Бингем подарил мальчику монетку в один соль, и тот показал профессору дорогу к древним развалинам. Так всего за один соль человечеству открылся потаённый город, видевший рассвет и закат цивилизации инков.

Несмотря на открытие Бингема, Мачу-Пикчу оставался недоступным ещё почти 30 лет, пока археологическая экспедиция, работавшая здесь, не обнаружила Дорогу Инков через долину к цитадели.

Поезд везёт нас сквозь тропический лес к подножию горы. Оттуда вверх по серпантину на небольших автобусах. Вид за окном сказочный. Облака то там, то здесь, будто стараются закрыть от людских глаз древний город. Последняя стоянка, и дальше приходится идти пешком около двух часов, всё время вверх, по гладко отшлифованным ступням. Становится прохладнее, временами накрапывает дождь. Достали свитера, ветровки, дождевики. Тяжело, но кругом виды несказанной красоты, поражающие воображение. Кто всё это построил, для чего? Слушаем гида.

Крепость Мачу-Пикчу возведена в 1450-1470 годах. Тогда сюда допускались только избранные. Здесь жили представители высшей знати, жрецы, ремесленники и необходимые для них слуги. Но главное - мамакунас - избранные девственницы, посвятившие жизнь служению богу Солнца. Считается, что Мачу-Пикчу был одним из культурных, религиозных и экономических центров империи инков. По аналогии с Римской империей, инки стремились сохранить власть и влияние на завоеванных территориях, поэтому возводили города-крепости. Обязательно при подобных городах имелись храмы Солнца, которые обслуживали жрецы. Есть версия, что город принадлежал правителю инков Пачакутеку.

Мачу-Пикчу не зря называют восьмым чудом света. Город пришлось возводить буквально на скалах. Поражает гармония архитектурных сооружений с окружающим пейзажем. Скалы и камни использовались в качестве основы для возведения строений, скульптуры вырезали прямо в породе, стоки воды и цистерны - также из камня. Храмы, укреплённые гигантскими блоками, буквально нависают над пропастью.

Инки, решившие обосноваться в высокогорном районе, нуждались в пропитании, но каменистые склоны не были приспособлены для земледелия. Тогда-то и зародилось «фермерство» на террасах. Так были оборудованы горизонтальные уступы - ступени, затем укладывался булыжник, каменную основу засыпали плодородной почвой. Основными культурами тогда, как и сейчас, были маис и картофель. Получению больших урожаев способствовала плодородная почва, поднимаемая сюда из речной долины.

Все здания в городе выстроены из гранитных блоков, часть строений находится на террасах. Некоторые глыбы превышают рост человека. Удивительно, но камни, имеющие сложную многоугольную форму, очень плотно подогнаны друг к другу, в места соединения невозможно воткнуть даже лезвие ножа. Кругом загадки… В связи с сейсмической опасностью инки использовали особый способ кладки. Каменистые фрагменты имели закруглённые углы, а стены выстраивались под наклоном. Археологи обнаружили зазоры в кладке, которые оставлялись для того, чтобы придать зданиям большую устойчивость. Цементный раствор и прочие скрепляющие составы не применялись, камни удерживались за счёт плотной подгонки и собственного веса.

Лачуги слуг проще, они сложены из обычных камней, обмазанных глиной. Делаем вывод: усердие рабочих распространялось только на возведение ритуальных зданий и дворцов знатных инков. В качестве орудий труда использовались бронзовые или каменные инструменты, глыбы шлифовались при помощи песка. Блоки соединялись подобно пазлам, некоторые из элементов имеют до 30 углов. Совместить отдельные части воедино, придав строению нужные очертания, - непростая задача.

Здесь насчитывается около 200 зданий, большинство из которых являлись жилыми. В городе могло проживать около 1 200 человек. Есть версия, что Мачу-Пикчу был крепостью, охранявшей инкскую империю от набегов горных племён.

Мачу-Пикчу имеет чёткую планировку из секторов. Сердце города, безусловно, - храм Солнца. Проходим внутрь. Три окна, через которые лучи солнца проникали на Священную площадь, здесь проводились ритуалы и совершались жертвоприношения на специальном алтаре. В жертву приносили только лам. Для инков число три являлось символичным: по легенде, именно через три окна вошли в земной мир три правителя - основателя инкской цивилизации. Поднимаемся по длинной гранитной лестнице к Интиватаме, своеобразным солнечным часам. Площадка под часами - обсерватория. Часы - огромная глыба, вырубленная из скалы. Солнце весьма почитаемо инками, поэтому жрецы пели ему гимны и молитвы. Часы имели и прямое своё назначение: по положению теней священники могли определить время сева и сбора урожая.

Для нас число три тоже имеет какое-то магическое значение, не говоря уже о Солнце. Его всегда так не хватает!

Далее небольшой жилой квартал из одно- и двухэтажных домиков с крутыми соломенными крышами. Такие лёгкие крыши позволяли избежать жертв при подземных толчках и обрушениях. Строения имеют интересную архитектуру, трапециевидной формы двери и такие же окна. На второй этаж вела верёвочная лестница. Вокруг одного внутреннего двора сгруппировано по десять домов. Между собой здания связаны узкими переулками, часть из которых заканчиваются тупиками или приводят к пропасти. Опять загадки.

На юго-востоке - дома и дворцы знатных граждан, здесь искусная кладка и размеры внушительные. К башне полукруглой формы примыкает постройка, весьма напоминающая крепость, и название у неё соответствующее - «Эль-Торреон», что в переводе означает - «бастион».

В доме, принадлежащем главному жрецу, - водоносные каналы, подававшие сюда проточную воду. Имелись здесь также ремесленные цеха, склады. Развитая экономика позволяла государству процветать в течение нескольких столетий. Однако с приходом в Аиды испанских конкистадоров благоденствие прекратилось - города были разрушены, большинство инков истреблены, а оставшиеся уничтожали друг друга в междоусобных конфликтах.

Экскурсия подходит к концу, и мысль посещает не новая: великие цивилизации уходят в небытие, вечны лишь камни…

Мы двигаемся в обратном направлении, по дороге любуемся видом скалы в форме головы индейца. Светит яркое солнце, но проходит минута - и на нас обрушивается настоящий тропический ливень. Промокшие до нитки, но счастливые, спускаемся пообедать, ставим в паспорте штамп о посещении Затерянного города. После обеда - восемь километров серпантина вниз, поезд нас ждёт. Всё ещё мокрые, возвращаемся в отель. Переодевшись, падаем на кровати и видим сине-зелёные сны о солнечных террасах, храмах и жрецах. Пусть во сне, но легенда оживает.

И снова Куско. Последняя прогулка по полюбившемуся городу. В ресторанчике заказываем морских свинок на прощание - и всё, что полагается - овощи на гриле, мясо и, конечно, картофель. Местные повара готовят его разнообразно и очень вкусно - есть чему поучиться.

 

Венесуэлла

Итак, перелёт из Куско в столицу Перу Лиму, а оттуда в Какакас.

Каракас был основан 25 июля 1567 года испанцем Диего де Лосада. Тогда он назывался Сантьяго де Лион де Каракас. Город лежит в роскошной долине между грядой гор Авилла и внутренними Кордильерами северного побережья Венесуэлы. Расположен он на высоте около 900 метров над уровнем моря. Начинаем приходить в себя, и первый бокал шампанского - за встречу с океаном. Страна вечного лета, средняя годовая температура +25 С. Пышная тропическая растительность, пальмы. Одни из самых красивых женщин планеты - тоже отсюда. Город нам показался каким-то революционным: обилие политических плакатов, особенно с изображением Уго Чавеса, на контрасте соседствуют традиционные черепичные крыши с современными строениями из стекла и бетона советской эпохи. Автопарк состоит из подержанных американских лимузинов, бензин здесь дешёвый, и у бразильцев это один из видов контрабанды. Заливая огромные баки здесь, везут его через границу домой на продажу, зарабатывая свой кусок хлеба. Город весьма свободолюбивый, но неухоженный, даже обилие зелени не спасает. Да и с криминальной точки зрения место не совсем благополучное. Туристам советуют не пользоваться такси, а перемещаться только группами, посещать только рекомендуемые рестораны. Сервис отелей и кафе также оставляет желать лучшего. Город имеет развитую транспортную инфраструктуру, имеется четыре линии метро. Развлечения и ночная жизнь разнообразны, но опасны.

Путешествие продолжается. Вылетаем из суетного Каракаса в Пуэро-Ордес. Город Клудад Боливар был основан в 1764 году на скалистом плато вблизи реки Ориноко. Прежнее название города - Аншостура. Порт на реке доступен для морских судов. Центр города признан памятником архитектуры колониального периода.

Отсюда на небольшом самолётике добираемся до сказочной Канаймы. Это самый известный национальный парк Венесуэлы, территорию которого занимают поражающие воображения древние плато. Преобладающий пейзаж - столовые горы Тепуи, некоторые из них вздымаются в небо на тысячи метров. Это почти две Останкинские башни. Плато из красного базальта, торчащие из саванны, на вершины некоторых не ступала нога человека. «Затерянный мир» Конан Дойля. Происхождения их объяснили так: миллионы лет назад, в период деления огромного материка, эти участки суши были выдавлены вместе с растительными и животным миром. Такого количества Тепуи нет нигде на планете.

Река Ориноко петляет среди обширных болотистых лесов и периодически затопляемой саванны. Поймы, или по-испански льянос, рек Ориноко и Ануре вместе с их наиболее крупными притоками раскинулись на 24 тысячи квадратных километров. Быстрые, несущие ил реки спускаются с предгорий Анд. В сезон дождей пойменные пространства заливаются водой, что приводит к заболачиванию. Возникает причудливая мозаика медленных, петляющих рек, ручьёв, стариц и пойменных болот, болотистых лесов, пресных озёр и затопленного саванного леса. К окончанию сухого сезона, во второй половине апреля, разлившаяся вода повсюду отступает, появляются обширные пространства сухой саванны, а многие из более мелких рек превращаются в цепочку небольших стоячих озерец.

Когда Ориноко достигает побережья океана, основное полноводное русло разделяется на сложную разветвлённую сеть более мелких рукавов с бесчисленными островами.

Итак, едем дальше. Издалека слышен приветственный шум водопада. Лобби - открытая площадка, утопающая в цветах, тропической растительности с видом на водопад с радугой.

Радостно приветствуют попугаи, а затем хозяева любезно приглашают нас в комнаты отдыха с покачивающимися на верандах гамаками. Дышится легко, обилие красок, птичьих голосов и ласкового ноябрьского солнца располагает к релаксу. Быстро разложив вещи (опытному туристу на это требуется не более десяти минут), идём на большую веранду в ожидании обеда. Обед с видом на лагуну, в которую впадают четыре живописных водопада: Хача, Вадайма, Голондрина и Укайма. Потрясает здесь цвет песка и воды, которая из-за избытка минералов приобрела красный цвет, а песок вследствие присутствия кварца стал розовым. Покачавшись после скромного, но очень сытного обеда в гамаках, привязанных прямо к пальмам на берегу реки, собираемся в первое путешествие по Ориноко.

В сопровождении опытных проводников усаживаемся в индейскую лодку - куриару. Упрятав камеры в непромокаемые пакеты, подплываем к водопадам как можно ближе. Мотор зарокотал, и мы достаточно быстро, оставляя за собой струи разноцветных брызг, мчимся за новыми впечатлениями. Временами приходится останавливаться и перетаскивать лодку на мелководье. Камни на дне достаточно острые, поэтому надеваем специальные тапочки с резиновой подошвой. С одной стороны величественные столовые горы, с другой - берег, заросший пальмами и лианами. На ветках покачиваются шимпанзе, издалека мы их приняли за кокосы. Вот пролетела первая стая туканов с характерными массивными носами. Здесь водится множество болотных птиц, более 100 колоний. Эффектный алый ибис гнездится на мангровых деревьях - здесь самая большая его популяция в мире. Встречаем древесных аистов, бразильских ябиру, различных видов цапель и уток, бразильских кариам и богатое разнообразие мелких певчих птиц. Хватает и хищников - ястребов, соколов, коршунов, грифов. Последние выглядят особенно недружелюбно.

В прибрежной саванне часто встречаются белохвостый олень и многочисленные хищники: кугуары, оцелоты, ягуары. В реке и озёрах водится множество змей, в том числе и крупнейшая в мире - анаконда. Достаточно многочислен, несмотря на активное истребление, крокодиловый кайман. Дамантинов и гигантских выдр становится всё меньше и меньше. А вот речные дельфины сопровождали нас постоянно. Как объяснил гид, оринокский крокодил оказался не столь живучим и в настоящее время занесён в Красную книгу.

Река петляет между столовыми горами и покрытыми пальмами берегом саванны. Делаем остановку после двух часов сплава. Небо понемногу затягивают тучи. Проводники как-то заторопились с возвращением в лагерь, а мы спокойно расселись в лодке, не обращая внимания на первые капли дождя. Температура около 30 С, очень влажно. Но едва отплыли от берега, как начался настоящий тропический ливень. Дождь стеной, в считанные минуты лодка до краёв наполняется водой, и по команде капитана мы приготовленными заранее черпаками начинаем вычерпывать воду. От мелководий не осталось и следа. Все промокли до нитки. С отвесных стен столовых гор с грохотом спадают сотни ливневых водопадов. Вот она, водная стихия! Ухитряемся снимать всё это великолепие на камеры. Наше противостояние с природой длится около часа. Учитывая, что обратный путь лежит против течения, понимаем, что до дома далеко. Но тропический ливень заканчивается так же неожиданно, как и начался. Вот уже появляются первые просветы в небе, и дождь, которому, казалось, нет конца, прекращается. Ливневые водопады продолжают радовать промокших туристов, радугам нет числа. Всё снимаем, хотя ни одна камера не передаст масштабности этого зрелища. Лодка начинается двигаться быстрее. Солнце совсем низко, пальмы окрашены в розово-лиловые тона, слегка покрыты сиреневой дымкой поднимающейся после ливня влаги.

Обессиленные, промокшие и счастливые, возвращаемся в бунгало. Переодевшись, за ужином приходим к единому мнению, что нам несказанно повезло: без дождя поездка была бы не так интересна. Сама природа устроила для нас великолепный спектакль, а декорациями служили горы, оркестром - дождь с громом и молниями. Художники тоже постарались, и драматургия уникальна. Посчастливится ли нам увидеть ещё раз нечто подобное?

На следующий день идём брать приступом водопад Эль Сапо. Сначала два часа пешком пробираемся по мангровым джунглям, оказываемся на вершине тепуя, где река эффектно спускается пологими каскадами по ступенчатому дну. Плещемся в естественных ваннах с природным массажем. Далее по неровной дорожке, под грохот воды в мириадах брызг проходим сквозь туннель. Кажется, что воздуха здесь совсем нет, добираемся до природной площадки, с которой открываются потрясающие виды на срывающиеся с горы потоки воды. Вот он - водопадный дождь-душ! Принимаем водные процедуры. Находясь в Канайме, можно забыть о сухой одежде: постоянное общение с рекой и водопадами предполагает исключительно костюм русалки. Принимая водопадный душ и речную ванну, можно не брать с собой мыло - его здесь в естественном виде в достатке, оно очень мягкое и душистое. Какой уж там сон после подобных прогулок и водных процедур! Наговорившись вдоволь, поём походные песни. Репертуар постоянный - городские романсы, и детские песенки, и русские народные. Повеселив себя и хозяев, ложимся спать. Завтра - ранний подъём и ещё одно приключение.

Утром после быстрого и плотного завтрака - вперёд, к новым высотам! Джипы по узкой дорожке в джунглях доставляют нас к местечку Юкайма Порт. Здесь пересаживаемся на каноэ и начинаем движение по реке Маюпа.

Следующий отрезок пути - опять на джипах. Вдоль по саванне к реке Каррао. Полуторачасовой подъём вверх по реке. Останавливаемся на острове орхидей, которые растут здесь повсеместно, невиданных форм и окрасок. Сорняки, как известно, вообще тяжело вывести. Продолжаем подъём по реке Каррао до мест пересечения с рекой Курум. Плывём по причудливым изгибам реки через пороги, между скал, мимо великолепного Каньона Дьявола. Высаживаемся на остров Ратонсито. Короткая передышка в лагере, подготовка к восхождению. Готовы. Тропинкой, прорубленной мачето сквозь мангровые деревья, начинаем подниматься. Брусчаткой служат корни деревьев, достаточно скользкие. Влажно, душно, всюду мерещатся змеи. Останавливаемся возле роскошной паутины с жемчужинами дождя. Всё гораздо крупнее, чем у нас. Птицы постоянно нам о чём-то рассказывают - развлекают. Начиная с середины пути, слышим шум падающей воды.

Забываем об усталости, ускоряем шаг. Естественные ступени из сплетённых корней достаточно высокие, и без подготовки идти тяжеловато. Но любопытство берёт верх, и вот мы на смотровой площадке Мирадор де Лайме. Перед нами во всём великолепии самый высокий в мире водопад - Эль Сальто Анхель - 976 метров. Из-за непосредственной близости водопада здесь постоянно идёт дождь. Продолжаем подъём. Ещё немного, и вот мы у подножия настоящего чуда природы, плаваем в естественном озере. Силы возвращаются быстро. Узнаём от гида, что водопад случайно открыл американский лётчик по имени Анхель. Увидев его с высоты, он, приземлившись, решил остаться жить в этих краях. Водопад такой высокий, что вода распадается на брызги, не достигая земли. Можно совершенно спокойно стоять под ним, над головой будет накрапывать лишь мелкий дождичек. Не хотелось уходить, но пора возвращаться в лагерь.

Спуск был не менее сложный, чем подъём, всё той же тропинкой в джунглях. В лагере нас ждал ужин - цыплята, зажаренные на углях, овощи, рис, фрукты. Пикник по-венесуэльски. И, конечно, куба-либра, коктейль из кока-колы с местным ромом - очень вкусно! Вечером потихоньку упаковываем вещи - завтра нас ждёт новое приключение.

Вылетаем в Санта Елену де Уайрен, а там на джипах сразу на экскурсию. Итак, перед нами Великая Саванна - часть национального парка Канайма. Красота местной природы захватывает дух, великолепные леса соседствуют с реками, живописными водопадами и тепуями (горы с плоскими вершинами). На протяжении многих веков Великая Саванна оставалась в стороне от поворотов человеческой истории и влияния цивилизации, благодаря чему сохранила дыхание природы, саму суть понятия «сотворение мира».

Здесь расположен самый высокий тепуй парка - Рорайма-тепуй (2 800 метров) возрастом около 2 тысяч миллионов лет. Долгое время считалось, что гора, сложенная кварцитами, песчаником и тонкими прослойками сланца с характерными абсолютно вертикальными стенами, неприступна. Однако во второй половине ХХ века была обнаружена дорога, ведущая на вершину, пройти по которой сегодня могут наиболее любопытные и авантюрные путешественники.

Нас ждут несколько дней увлекательного сафари на джипах по Великой Саванне.

Рано утром садимся в джипы - и вперёд по дороге, которая таковой местами не является. Первой остановкой стало индейское поселение в Сан-Франциско де Юруани. Круглые глиняные домики, крытые пальмовыми листьями. Женщины с рукоделием, семьи многодетные, в домиках земляные полы. Основная пища - кукуруза и фрукты. Разводят птицу и мелкий скот.

Следующим пунктом остановки стал водопад Арена Меру, многоступенчатое природное чудо. Плаваем в естественном бассейне Суроапе. Жарко. В джипе нужно всё время держаться, и довольно крепко, оттого с непривычки болят руки. Подъезжаем к Ророайме, на вершине которой, по версии Конан Дойля, живут динозавры. Достаём камеры, делаем снимки для истории. Вид бескрайних просторов поражает. Изумрудная зелень тянется до самого горизонта. Продвигаемся дальше. Нас ждут водопады Кама Меру, Кави Меру и яшмовый водопад Камонран. Настоящее чудо, около пяти километров ступенчатого яшмового дна с естественными лагунами и бассейнами. Цвет дна - янтарно-оранжевый всех оттенков. Около двух часов принимаем водные процедуры. По берегам на янтарных камнях собираются погреться огромные бабочки ярко-бирюзового цвета, и такое сочетание красок кажется нереальным. Бабочки эти летают невысоко и довольно медленно - сказывается их вес. Толщину их крыльев на глаз можно сравнить с плотной бумагой. Как яркие лазоревые цветы, распустились они в этом райском уголке. И это словно букет, преподнесённый мне природой в день моего рождения. Уже слышу первые поздравления.

Возвращаемся в кемпинг. Вечером собираемся за более чем скромным ужином - жареная курица с рисом, немного салата, но зато ребята приготовили для меня сюрприз - бутылку шампанского. Торжественно открываем, и теперь уже поздравления звучат шумно и обильно - все искренние и очень душевные. Праздник получился простой и тёплый, и он надолго мне запомнился.

Отправляемся в следующую точку нашего долгого, полного экстрима путешествия. Сначала на джипах, затем на лодке добираемся до коттеджного комплекса Лоджа Дельта Ориноко. Дельта Ориноко включает в себя 40 240 квадратных километров джунглей и непроходимых мангровых болот, разделённых сотнями небольших рек и каналов.

Это одно из самых экзотических мест в Венесуэле с восхитительной флорой и фауной.

Размещаемся в палатках, поднятых над землёй на полметра. Двойная москитная сетка. Вода в кране прямо из реки цвета ржавчины. Неумолкающий гомон джунглей: птицы, животные, насекомые создают шумовой фон. На ресепшене хозяин с попугаем на плече немыслимой раскраски угощает куба-либрой. Организовать «цивилизованный» отдых здесь непросто, приходится всё завозить на лодках. Относимся с пониманием. Провожаем закат, которым невозможно не восхищаться. Какое буйство красок естественного фона с силуэтами пальм!

Разбредаемся по палаткам, но уснуть сложно. Громко продолжают болтать-трещать «местные». Наконец, усталость берёт своё. А на рассвете просыпаемся от дикого ора - показалось, что это были голоса, как минимум, собак Баскервилей, оказалось это обезьяны-ревуны. Засыпать уже не хочется, идём встречать рассвет - не менее впечатляющий, чем закат. Под нами проплывает крокодил. Понятно, почему желательно ходить не по земле, а только по специально выложенным деревянным дорожкам. В реке плещутся речные дельфины.

На ресепшене всем выдают резиновые сапоги и антимоскитные костюмы. Садимся в лодки. Мотор! От винта! Вперёд, в джунгли!

Делаем небольшие остановки, проводник показывает огромные белые цветы. Срывает и ловким движением мачето открывает кокосовый орех, мы с радостью угощаемся. Нас постоянно сопровождают плавучие гиацинты - что-то вроде крупной ряски с пахучими сиреневыми цветами.

Стайки туканов снуют над нами. Какие клювы! Шимпанзе висят на ветках. Причаливаем. Строго по одному выходим на болотистый берег, состоящий из корней водных растений. Идём друг за другом по тропинке. Возглавляют и замыкают колонну проводники.

Мы пока не понимаем всей опасности джунглей, где встречаются и ядовитые муравьи, и змеи, и крокодилы, и ягуары.

Останавливаемся на короткий привал. Проводник срубает стебель дерева и предлагает утолить жажду соком из полости стержня. Страшно, но пробуем. Оказывается, похоже на берёзовый сок. Срубает ещё один сучок, и из среза вытекает красный сок. Название у растения соответствующее - «кровавое дерево». Среди растений много ядовитых и даже хищных. Уф, жутко!

Возвращаемся в лодку, плывём дальше. Останавливаемся у приютившегося на берегу шалаша местных индейцев Варао. Многочисленные детишки, как Маугли, голышом лазят по пальмам, не уступая в ловкости обезьянам. Взрослые мужчины занимаются рыбной ловлей, женщины плетут корзины. Связи с цивилизацией практически нет. Покупаем в качестве сувениров плетёные изделия - симпатичные корзинки, хлебницы, шкатулки.

Прощаемся с хозяевами, продвигаемся дальше. Встречаем лодку с семейкой местных жителей. Хозяин хвастается добычей - огромной выдрой. Объясняет, что целую неделю будет кормить ею семью.

Следующая остановка - купание в Ориноко. Убедившись, что опасности поблизости нет, смельчаки плескаются в малопрозрачной, богатой железом воде. Возвращаемся в лодж. Хозяин предлагает поохотиться на пиранью. Поймав хищницу, сразу демонстрирует её способности: толстый лист кувшинки она отсекает зубами, как акула. Рыбёшка, размером немного больше ладони. Но какие зубы! А мы здесь плавали…

Вечером устраиваем праздничный ужин с латиноамериканскими танцами.

Утром следующего дня сначала на лодке, затем на джипах добираемся до небольшого аэропорта. Вместо зала ожидания - просто тент. На маленьких самолётах летим до Пуэрто Ордас, оттуда самолётом побольше - в Порламар, на остров Маргарита.

На закате подъезжаем к отелю. Широкие белые песчаные пляжи Карибского моря, где вода в всегда + 28 С. Пышная тропическая растительность и пальмы, приветствующие нас шелестом листьев. Ужин по-венесуэльски скромный, как, впрочем, и сервис.

На следующий день отправляемся на пляж. Бирюзовые волны с лёгкими барашками, вода как парное молоко - плавать можно часами. Настоящий пляжный рай! Но нам явно чего-то не хватает - наверное, экстрима. Ветерок обдувает усталых путников, и мы болтаем о том, что ждёт нас впереди. Фантазируем, строим планы будущих поездок. Здесь и близкая Исландия с её гейзерами, горячими озёрами, айсбергами. Кто-то предлагает отправиться в Антарктиду через Аргентину на научно-исследовательском корабле - с китами поплавать, поискать край земли. Долго обсуждаем следующую поездку в Африку. Там и Кейптаун, Мыс Доброй Надежды, сафари в Ботсване, водопад Виктория - всё это необычайно притягательно.

Познавая мир, мы познаём прежде всего себя. На многое начинаем смотреть другими глазами. А много ли человеку нужно для счастья? Вспоминаешь маленьких, ловких, с неизменной улыбкой на лице перуанских горцев, не покладая рук добывающих свой хлеб, живущих в царственном величии гор, часто без электричества, газа, но смотрящих на мир добрыми глазами. Наверное, главное богатство - это жизнь, которая нам дана. И она сама по себе прекрасна.

 

Большое спасибо за помощь в создании книги: Рожко Вере Петровне, Коняхиной Евгении Анатольевне, Бусаровой Тамаре Дмитриевне, Свиридовой Надежде Николаевне, Розенталю Геннадию Артуровичу, Голубевой Светлане Васильевне, Курепиной Людмиле Фёдоровне, Калининым Антону и Яне, Белой Наталье Сергеевне, Анцифровым Зульфие и Сергею, а так же всю нашу команду путешественников http://www.varvarka.ru/ru/about/2808/index.htm

В книги использованы фотографии и картины автора.

Отзывы и фотоотчеты наших туристов
Отзыв о поездке в Рим в декабре 2016 г.
Отзывы о поездках на Соловецкие острова в июле и сентябре 2016 г.
Отзыв о поездке в Корею в октябре 2015 г.
Отзыв о поездке на Великорецкий кресный ход, июнь 2015 г.
Отзыв о поездке в Италию в июне 2015 г.
К истокам легенд - май 2015 г.
Отзыв о поездке в Камбоджу и Вьетнам в декабре 2014 - январе 2015 г.
Отзыв о гастрономическом путешествии в Пьемонт в октябре-ноябре 2014 года
Отзыв о поездке в Стамбул в апреле 2014 года
Отзыв о восхождении на гору Килиманджаро в 2014 году
Отзывы 2013-2014
Отзыв о новогоднем путешествии в Мьянму в январе 2013 г.
Отзыв о путешествиях Ольги Калининой
Фотоотчет мотогонки MOTOGP 2010 в Барселоне
Фотоотчет о поездке в Кению
Отчеты альпийских походов. Швейцария.
Записки паломников по Сикоку
Фотоотчеты о поездке АФРИКА 2010
Отчет путешествия Из России через всю Европу
Фотоотчеты о поезде Бирма-Камбоджа 2007